Пентагон: к 2030 году у Китая будет 1000 ядерных зарядов

Американские военные подготовили доклад с выводами об ускоренном угрожающем США наращивании военной мощи КНР, в том числе — о четырехкратном росте ядерных вооружений у НОАК. Теперь Америка возвращается к плану масштабной модернизации своей ядерной триады

Greg Baker/AFP/Getty Images

В преддверии утверждения оборонного бюджета и публикации ключевых доктринальных документов нынешней президентской Администрации, Пентагон представил законодателям ежегодный отчет о вооруженных силах Китая — «События в сфере вооруженных сил и безопасности Китайской Народной Республики» (Military and Security Developments Involving the People’s Republic of China, PDF). Хотя документ формально должен рассматривать события до конца 2020 года, в нем зафиксированы и углублены тренды алармистских заявлений американских военных, сделанные в последние месяцы. И громче всего они бьют в набат по поводу китайского ядерного потенциала — к концу десятилетия ему пророчат четырехкратный рост.

Боевая тревога или война с ветряками?

Долгое время мейнстримом в отношении оценок китайского ядерного потенциала был консерватизм. Экспертное сообщество с большим одобрением относилось к тому, что Китай, имея с 1990-х годов экономические и промышленные возможности, особо не наращивает количественно свои стратегические ядерные силы (СЯС). Авторитетный и чаще всего цитируемый в подобных случаях «Бюллетень учёных-атомщиков» (Bulletin of the Atomic Scientists) с 1989 по 2012 годы оценивал ядерный арсенал КНР в 230—240 зарядов всех типов, и только потом начал фиксировать медленный рост их количества. В прошлом году было заявлено «до 350 зарядов» всех типов, включая находящиеся на хранении.

Качественная модернизация, разумеется, осуществлялась, но до конца 2000-х годов и она не бросалась в глаза. Но в 2010-х облик китайских СЯС стал стремительно меняться: началось строительством морского компонента ядерной триады (ракетных субмарин), а в ее сухопутной части стали массово появляться подвижные грунтовые ракетные комплексы, часть которых (семейство DF-31) способны доставить боеголовку на основную территорию США (для Китая эта задача чуть сложнее, чем для СССР/России — лететь дальше). «Звездой» последних лет стал ракетный комплекс DF-41, оснащенный разделяемой головной частью с несколькими боеголовками. Как считается, его массовое оперативное развертывание либо уже началось, либо вот-вот начнется — по крайней мере, на мобильной версии (а существует и шахтная) активно ведется обучение личного состава и, возможно, уже осуществляется опытно-боевое дежурство.

Активная раскрутка «китайской угрозы» — в том числе и в ядерной сфере — началась еще при администрации Трампа. Дошло до того, что в прошлом году американцы в какой-то момент даже ставили в качестве условия для начала переговоров по продлению ДСНВ присоединение Москвы к политическому давлению и призывам к Пекину подключится к процессу контроля над вооружениями и разрушить «Великую Китайскую стену секретности». В прошлом году некоторые деятели американской администрации — в частности спецпредставитель президента по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли — заявляли даже, что Китай готовится до конца десятилетия удвоить свои СЯС. Правда, настроенное традиционно либерально и про-демократически профильное экспертное сообщество Штатов с этим яростно спорило, утверждая, что это не более чем трамповские выдумки, призванные оправдать траты на модернизацию ядерных сил США. Скептичен был и Пентагон, публично оценивавший ядерные силы КНР и вовсе в «200 с небольшим» оперативно развернутых зарядов.

Для сравнения: одних только стратегических оперативно развернутых зарядов США и Россия имеют по полторы тысячи (цифры, публикуемые в отчетах по выполнению ДСНВ несколько ниже, потому что там не пересчитывают поштучно авиабомбы и крылатые ракеты). А еще есть тактическое ядерное оружие и боезаряды на складах: США свой общий арсенал оценивают в порядка 3750 зарядов, наш — несколько больше.

Тем смешнее выглядит то, как события развивались в этом году. «Внезапно» оказалось, что новая администрация Байдена не только поддерживает начатые Трампом военные программы (так, вопреки предвыборным заявлениям, новый оборонный бюджет будет, похоже, хоть и ненамного, но больше «трамповских»), но вооружается против Китая и нагнетает синофобию, пожалуй, посильнее своих предшественников в Белом Доме. Летом независимое экспертное сообщество якобы обнаружило на коммерческих спутниковых снимках строительство сразу трех огромных позиционных районов шахтных пусковых установок для межконтинентальных баллистических ракет. Общая численность пусковых в них оценивается 230-300. Чтобы был понятен масштаб — это примерно вдвое больше, чем сейчас используется в России, где наземная компонента ядерной триады также состоит из мобильных комплексов и шахт.

То есть шахт строится так много, что для их снаряжения — с учетом необходимости производить ракеты для мобильных комплексов и других частей триады — понадобится не меньше десятилетия. Дабы устранить это логическое противоречие, эксперты заявили, что Китай будет «играть в наперстки»: снарядит ракетами часть шахт и будет периодически переставлять их, чтобы запутать противника, которому необходимо будет для надежности поражать все шахты. Подобная идея, кстати, продумывалась в годы Холодной войны между СССР и США, но на практике не использовалась.

Впрочем, есть у экспертов-алармистов и оппоненты, заявляющие, что на спутниковых снимках… строящиеся поля ветровых электростанций. Косвенно на это указывает плотность построения и строгая геометрическая правильность расположения шахт-ветряков.

Главное — вовремя увидеть угрозу

Примечательно, что в «срыве покровов» с масштабных китайских строек принимали участие порой те же люди, которые год назад яро критиковали сотрудников Трампа за «беспочвенные выдумки». На этом информационном фоне все чаще начали выступать на различных симпозиумах и давать интервью аналитическим центрам высокопоставленные американские военные — практика, кажущаяся удивительной нам, но привычная в Штатах, где не только генералы умеют (а некоторые и любят) общаться с научным и экспертным сообществом, но и рода войск имеют свои «придворные», формально независимые и неправительственные, аналитические центры — например, United States Naval Institute у флота или Mitchell Institute for Aerospace Studies у ВВС.

В августе революционные заявления сделали старшие офицеры американских ядерных сил. В частности, глава Стратегического командования адмирал Ричард заявил, что рост китайских ядерных возможностей «головокружителен», и косвенно благословил теорию об обнаруженных ракетных полях — хотя от прямого подтверждения все же воздержался. Но так или иначе ядерные силы США, согласно Ричарду, вступают в уникальный

период «трехстороннего сдерживания»: теперь им нужно сдерживать одновременно — независимо, но при необходимости и совместно — сразу двух близких к США по возможностям противников — Россию и Китай. Эту ситуацию генерал охарактеризовал как уникальную, никогда ранее перед Штатами не встававшую. перед Штатами (Москва тут может только усмехнуться: СССР жил в такой обстановке все 60-е, 70-е и 80-е годы прошлого века).

Заместитель главы Страткома, генерал-лейтенант ВВС Бюссьер, пошел еще дальше: по его словам, через несколько лет Китай обойдет Россию и станет главной ядерной угрозой для США. Не по общим объемам арсеналов, но по совокупности информационной закрытости, количества оперативно развернутых зарядов, политической обстановки и намерений. А заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал Хайтен в сентябре уже прямо поддержал выкладки по поводу китайских ракетных полей.

«Когда я служил в Стратегическом командовании (2016-19 годы), это уже было известно, но по крайне секретным источникам, и мы не могли говорить об этом, — сообщил он. — Теперь сотни и сотни шахтных пусковых установок стали видны на коммерческих спутниковых снимках, которые попали в прессу».

Остается непонятным, конечно, почему об этом молчали совсем недавно, при администрации Трампа, которая была вроде бы готова на все, чтобы подтвердить свои опасения. Ну что ж, зато теперь можно говорить, что она, оказывается, принижала китайские успехи и занижала опасность.

У страха глаза велики

До 700 развернутых зарядов к 2027 году и, по меньшей мере, 1000 к 2030-му — таковы, по свежему мнению Пентагона, планы Китая. Фактически, такая заявка — а точнее, такая оценка — указывает на планы Пекина добиться количественного паритета оперативно развернутых сил с Вашингтоном и Москвой.

Ранее американское оборонное ведомство в официальных отчетах подобных заявлений себе не позволяло — напротив, его оценки были куда более консервативными. Еще в прошлом году, при «безумном синофобе» Трампе, который, по тогдашним заявлениям его политических противников, «на пустом месте выдумывал» китайский ядерный рост, в том же отчете значилось: «200 с небольшим развернутых зарядов сейчас с планами удвоить к концу десятилетия». Теперь же, если верить Пентагону, Пекин планирует уже четырехкратный рост!

Мало того: если верить американцам, речь идет не только о количественном, но и о качественном росте. Заявляется, что Китай разрабатывает новые модификации сухопутных баллистических ракет, новый класс ракетных субмарин Тип 96 с ракетами JL-3 уже уверенно достигающими территории США из Южно-китайского и Желтого морей, авиационную баллистическую ракету большой дальности для бомбардировщиков H-6, стратегический малозаметный бомбардировщик H-20. Последние «хайповые» темы, вроде якобы имевших место недавних испытаний Китаем частично-орбитальной системы с маневренным гиперзвуковым глайдером в отчет не попали — это было бы совсем неловко, в нем и так отразились факты и веянья этого года, а не 2020-го, которым он должен был бы ограничиваться.

Зато Китаю приписываются изменения в доктринах. Якобы, Поднебесная уже вводит мировое сообщество в заблуждение по поводу своей приверженности принципу неприменения ядерного оружия первым ни при каких обстоятельствах (т.н. принцип “no first use”, принятия которого в США хочет добиться часть американских политиков). Этот принцип подразумевает низкую готовность ядерных сил и глубокий ответный удар с запуском своих ракет после однозначно подтвержденных взрывов на собственной территории. Косвенно на следование ему указывает, например, акцент на подвижных грунтовых ракетных комплексах, как это делает Россия. Китай же, строя свои огромные ракетные поля, якобы переходит, по оценке американцев, к принципу «встречного удара» или «пуска по предупреждению», когда запуск производится по сигналу системы предупреждения о ракетном нападении. В таком случае ответный удар получается, естественно, намного более мощным, но и риск ошибки при реализации такого принципа куда более высок.

В дополнение ко всему американцы приписали китайцам аналогичный собственному интерес к ядерным зарядам малой мощности. По заявлению Секретаря ВВС Кендалла, Китай «вырабатывает способность к первому удару».

… и бюджеты

Подобные публикации и заявления обострились в последние месяцы неспроста. В США до сих пор находится в процессе утверждения оборонный бюджет, содержащий заложенные при прошлой администрации важные меры по началу масштабной модернизации американской ядерной триады (к слову, в полном объеме поддержанные нынешней администрацией). Необходимо, чтобы они успешно прошли традиционно довольно скептичный к ядерному оружию Конгресс. И, что еще более важно, в стадии подготовки находится «Обзор ядерной политики» (Nuclear Posture Review) президентской команды Байдена — программный документ, определяющий стратегию каждой новой администрации в этой сфере.

В этот раз он даже важнее предыдущих: при Байдене модернизация стратегических ядерных сил должна начать получать масштабное финансирование. Это значит, что те программы, которые отменят или отложат сейчас, через четыре года будут окончательно «закопаны», потому что на утвержденные потребуется все больше и больше денег. А то, что хорошо стартует и будет раскручиваться, следующей команде, скорее всего, будет жаль останавливать — даже если ее приоритеты в чем-то будут отличаться. При этом, конечно, в идеале «ядерные» американские военные хотели бы получить финансирование на все (или почти на все — некоторые темы идут изначально как потенциальные «бычки на заклание»). И для этого, безусловно, нужно, чтобы китайская ядерная угроза была страшной. Настолько же — а хорошо бы и больше, — чем морская (флотские-то тоже трубят о том, что у ВМС НОАК —крупнейшие по количеству кораблей), авиационная (кстати, перед публикацией отчета взлетели две новых модификации китайских истребителей пятого поколения) или угроза тайваньского десанта, которого СМИ периодически начинают ждать чуть ли не в течение месяца.

Впрочем, критикуя очевидные, сугубо практические, а то и просто меркантильные американские интересы, не стоит полностью игнорировать реальный рост Китая. Вступая в силовое противостояние с США, Пекин действительно начал усиленно ковать ядерный щит (он же меч) — причем, заранее. Что ж, китайцев трудно в этом упрекнуть: в «клинче» (пусть даже гипотетическом) с таким щитом и мечом может, согласитесь, спокойнее. Качественный рост в виде принятия на вооружение новых средств доставки заметен невооруженным взглядом. Возможно, их реальные характеристики не соответствуют наиболее одиозным западным страшилкам (например, DF-41 несет, вероятно, 3 боезаряда, а не «до 12», которыми по принципу «чего их басурман жалеть» снаряжает ракету Википедия), но куда важнее то, что это действительно новый уровень.

Количественный рост китайских СЯС без действительно закрытых и чувствительных данных оценить трудно, но он также определенно есть. Например, вообще не существовавшая ранее морская компонента ядерной триады должна же чем-то вооружаться. В общем, вполне вероятно, что оценки прошлой администрации США про примерно 500 оперативно развернутых к концу десятилетия комплексов вполне можно принять за консервативный рабочий сценарий. Но говорить о «по меньшей мере 1000»… Впрочем, Пекин сам виноват: в условиях полного отсутствия транспарентности ему легко могут пририсовать сколько угодно нулей. Пока же китайская сторона отвечает на американские обвинения все более гневно, но по-прежнему неконкретно, в основном в стиле «сам дурак». И на этом фоне перспективы контроля над вооружениями, а тем более дальнейших мер по сокращению ядерных потенциалов России и США в рамках линии договоров ДСНВ, выглядят довольно сомнительными. Когда американцам, по их представлениям — верным, или ложным, неважно — предстоит сдерживать сразу двух противников, куда тут сокращаться. Как бы наращивать не начали.

Полезно было бы, конечно, сохранять в такой обстановке профессиональный диалог, рабочие контакты и меры транспарентности. Все это необходимо как для текущей безопасности, так и на будущее — если вдруг Китай решит присоединиться к контролю над вооружениями великих ядерных держав. Например, когда его собственные арсеналы будут полностью соответствовать этому статусу. Может, и правда всего через десять лет.

Новости СМИ2

Источник: expert.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here